Ошибка 404 - РИА Новости

Регистрация пользователя …

«
»

Греф: нужно опережать ситуацию, научиться атаковать

Распечатать

20.06.2015 12:39

К условиям санкций привыкли все: и Запад, и Россия. Что теперь? Глава Сбербанка Герман Греф призывает не упускать из рук управление, это опасно! Сейчас и без того отечественная экономика слишком зависит от внешних факторов, а реформы недопустимо запаздывают. Во всех фазах кризиса нужно действовать как антикризисный менеджер, такова позиция Грефа. И значит, пришло время перейти в позицию атакующих.

К условиям санкций привыкли все: и Запад, и Россия. Что теперь? Глава Сбербанка Герман Греф призывает не упускать из рук управление, это опасно! Сейчас и без того отечественная экономика слишком зависит от внешних факторов, реформы недопустимо запаздывают.

— Герман Оскарович, здравствуйте.

— Добрый день.

— Герман Оскарович, если исходить из тезиса, который ранее озвучили, в том числе прозвучал и на уровне российского правительства, что самая острая фаза экономического кризиса пройдена, то какие должны быть следующие шаги по стабилизации ситуации? Почему каждый раз, когда у нас фаза пройдена острая, мы начинаем пробуксовывать. Как только речь заходит о внутренних проблемах и их решениях, вот здесь начинается самое трудно для нас.

— Вы знаете, во всех фазах кризиса нужно действовать, как антикризисный менеджер. И, конечно, средства немножко меняются. Но самым главным условием здесь остаются действия. Нужно действовать. Потому что, если ты не воздействуешь на ситуацию, то ситуация захватывает тебя. Вот нам ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы мы очень сильно были зависимы от ситуации. Мы и так зависим от очень большого количества внешних факторов, и геополитическая ситуация, цены на нефть и так далее. Что уж очень хочется действовать порой активно и брать свою судьбу в свои руки. Чтобы снижать зависимость от этих факторов.

— Здесь звучал тезис о том, что российские компании, да и западные наши партнеры привыкли жить в условиях санкций. А как из, что, что изменилось за этот год, как изменилось это сотрудничество. И как теперь выглядит оно в условиях, когда уже шок первый прошел и нужно двигаться дальше?

— Шок прошел. Для нас шок был действительно шоком. Потому что был очень сильный удар по очень многим направлениям, по финансовым организациям, по нам в частности. Поэтому, конечно, мы пережили одну из самых сложных ситуаций во всей нашей истории. Осенью прошлого года, в декабре, в частности. Но сейчас наступила какая-то ситуация приспособления к этим новым условиям, когда мы понимаем, что фактически полностью закрыты рынки капитала. Попытка найти некую альтернативу на востоке не увенчалась успехом. Мы понимаем, что никакой альтернативы западным рынка капитала нет и не будет. Во всяком случае в ближайшие годы точно. И в этих условиях, конечно, остается только перестроить всю нашу систему, всю нашу экономику, в том числе и фондирование, на другие источники, чем мы сейчас очень активно занимаемся. И считаю, что это очень серьезная трансформация. Но она какой-то период времени еще займет, и я думаю, что мы адаптируемся и к этой ситуации. Самое главное нужно говорить о том, что задача высоких темпов экономического роста не должна подменяться никакими другими и оправдываться ничем не должна. Поэтому перед нами должна стоять выполнение всех докризисных планов, несмотря ни на что. И я уверен в том, что людская креативность и присущая, в том числе, россиянам, она даст новые идеи и возможности реализовать наши задачи и в текущих условиях.

— Вы видите признаки проявления тех самых структурных реформ, которые необходимы российской экономике, они были необходимы еще до кризиса. Сейчас они нужны вдвойне. Можете вы их назвать и сказать конкретно, в чем конкретно они сейчас выражаются, как они работают?

— Структурных реформ не вижу. Признаки какие-то есть. Но вот сегодня была хорошая новость в отношении того, что подтверждены основные направления деятельности правительства. Но, в общем, это признаки того, что начнется какое-то движение. Но, как они будут совершаться, время покажет.

— Вы сегодня, когда услышали эту новость, прокомментировали ее в таком духе, что мы обсуждаем то, что нужно было обсуждать еще вчера. Каике риски проблемы это создает сейчас? Вот это запаздывание тех реформ, которые необходимы были.

— Но я уже сказал, что самая неприятная ситуация, это, когда ситуация управляет тобой. Так не бывает, чтобы никто не принимал решения. Если не принимаешь решение ты проактивно, то тогда ты во власти чужих решений. Сейчас у нас у всех есть ощущение того, что мы находимся во власти чужих решений. А ситуацию нужно, конечно, опережать, нужно формировать повестку дня, а не быть в чужой повестке дня. Поэтому во многом принятие решения о структурных реформах, о реформе институтов и так далее, это перехватывание инициативы на себя, это переход в проактивную позицию. И она, конечно, всегда более выигрышная. Она дает значительно больше возможности для движения. И ты имеешь не только тактическую инициативу, но и стратегическое преимущество. Вот сейчас этого нет пока. Очень хочется, чтобы мы перешли в позицию атакующих. И вообще, знаете, чем отличается хороший хоккеист от великого? Великий хоккеист, хороший там, где находится шайба. А Великий, там, где она будет в следующий момент. Вот мы пока все время пытаемся догнать шайбу. А это тактика проигрыша.

— Если говорить о деятельности вашего банка, вы предвидите, где будет находиться шайба в следующий момент, и какие действия предпринимаете в связи с этим?

— Но я не могу сказать, что я предвижу, это было бы, очень самодовольно. Но мы стараемся это делать, конечно. Во-первых, мы очень внимательно отслеживаем все потребительские тренды. И все конкурентные тренды. Причем не только на финансовых рынках, но и на рынках высокотехнологических и инновационных компаний. Мы в это вкладываем очень много усилий. Но и, конечно, мы стараемся строить корпорацию будущего, а не корпорацию сегодняшнего дня. Создание инновационной среды, когда мы будем сами формировать уже будущие услуги, будущий бизнес и будущую конкурентную площадку.

— Вы представляете себе точки роста, которые сейчас должны появиться в нынешних условиях и имеют на это шансы? И как это отражено в вашей стратегии кредитования, поддержки российской промышленности, российского бизнеса?

— Мы не можем кредитовать будущие точки роста, потому что мы можем заниматься только тем, что уже есть. Более того, пока, честно скажем, что у нас не очень хорошо с компетенцией по кредитованию инновационных проектов. Вообще очень мало финансовых институтов в мире умеют это делать. И мы подписали соглашение с Силиконовым банком, это банк, который финансирует подавляющее большинство инноваций в Силиконовой долине и в Америке о совместной деятельности, в конце концов создания совместного предприятия, по которому мы будем эту компетенцию постепенно наращивать. Поэтому это наше будущее. Это не то, что можно сказать наше будущее с точки зрения наших доходов. Понятно, что это очень маленькая часть будет нашего бизнеса. Но это критически важно для того, чтобы держать руку на пульсе основных трендов развития бизнеса. И самое главное – помогать в развитию будущей экономики.

— Здесь вы готовы пойти на определенный риск, вероятно?

— Безусловно, любой новый бизнес – это всегда риск. Но если говорить об инновационном финансировании, то это принципиально другие технологии. И там, конечно, значительно больше риска банк берет на себя.

— А как вы оцениваете потенциал аграрного сектора сейчас проходит тренд на импортозамещение и большие возможности, как считают многие эксперты, открываются перед российским рынком продовольствия. Очень многие банки смотрят на это, как.

— Мы не смотрим, мы делаем. Мы очень глубоко в этом секторе. Я думаю, что мы крупнейший банк, может быть, мы делим рынок с Россельхозбанком. Но и в этот кризис сельскохозяйственный бизнес показывает очень хорошую устойчивость. И, если посмотреть вперед, то мы видим, что потребление продовольствия в мире будет расти, будет явно дефицит и земель, и водных ресурсов. В этом смысле у России есть колоссальное глобальное конкурентное преимущество. И, конечно, очень важно развивать самые современные технологии в сельском хозяйстве.

— А в чем особенность вот этой категории заемщиков?

— Очень много особенностей. Наверное, в первую очередь это связано с тем, что, как правило, все крупные проекты финансируются только с поддержкой государства. Потому что они очень длинные, и, как правило, не окупаемые. Потому что международная конкуренция построена в основном на недобросовестных действиях государства. И поэтому приходится субсидировать нашему государству наших клиентов. Поэтому это, наверное, самая главная особенность развития сектора. Потому что настолько больше ни один сектор экономики не датируется.

— Какие прогнозы вы сейчас можете дать по кредитованию российского бизнеса, сейчас берем в целом все отрасли и сферы. Поскольку сегодня российский бизнес, когда для них во многом ограничены или полностью закрыт доступ на международный рынок капитала, зависит от российских банков. И вынуждены принимать те условия, на которые, может быть, раньше он не соглашался. Потому что очевидно, объективная ситуация для российских банков совсем иная.

— У меня позитивный прогноз. Ситуация с ликвидностью резко улучшается. И все-таки происходит постепенно снижение ставок рефинансирования ЦБ. И мы снижаем ставки. Мы снизили ставки с 15 июня. И на часть наших продуктов мы будем снижать примерно через неделю еще. И, если тренд на снижение ставки продолжится, я думаю, что мы будем следовать в этом тренде. Поэтому сейчас нет дефицита ресурсов. И, в принципе, ставки более или менее приходят в нормальное, равновесное состояние, и можно будет говорить о вполне себе нормальной доступности финансирования.

— Ситуация с плохими кредитами, как она развивается сейчас? Какие тенденции там?

— Не очень хорошо, но не так критично, как мы предполагали в конце прошлого года. Тренд примерно у нас в полтора раза лучше, чем предполагали.

— Розничное кредитование. Какой политики будет здесь придерживаться «Сбербанк»? Будете ли вы наращивать? Как оцениваете возможности заемщиков?

— Мы оцениваем тоже рынок, как стабилизирующийся. Могу назвать вам цифры. Если, допустим, в декабре — апреле у нас было примерно 30, 35 тысяч заявок на розничные кредиты в день, то вторую неделю подряд мы снизили ставки, мы снизили требования по целым категориям заемщиков. И две недели подряд мы видим объем заявок выше 50 тысяч. То есть рост больше чем в полтора раза. Поэтому пока ситуация развивается достаточно оптимистично.

— Но и что касается собственно положения «Сбербанка». Видите ли вы сейчас возможности для дальнейшей приватизации? Есть ли здесь окно возможности некое? Или сейчас совсем не тот момент?

— Я думаю, сейчас не очень хороший период времени. Особенно тогда, когда мы находимся под санкциями, наша компьютеризация чрезвычайно низка. Но и продавать на рынок сегодня пакет акций, наверное, не лучшее время.

— С учетом последних событий в Европе, видите ли вы риски для своих активов, может быть? Я имею в виду сейчас арест имущества и прочее.

— Вы знаете, пока не могу прокомментировать, потому что только сегодня узнал об этих судебных процессах. Мы сейчас пытаемся понять, чем это может грозить для нас. Но пока нечего комментировать.

— Но и последний вопрос тогда, ваш прогноз на то, как дальше будет геополитика влиять на экономику и на бизнес- отношения. Вы верите в отмену санкций и в возможность урегулирования, налаживания вот этого диалога, который очень трудно развивается последний год?

— Но что такое верю? Я знаю, что рано иди поздно санкции будут отменены. Вопрос – когда. Конечно хотелось бы, чтобы это произошло, как можно скорее. Но вопрос санкций связан напрямую с украинской ситуацией. А мы – крупный игрок на украинском рынке. И, конечно, мы крайне заинтересованы в урегулировании ситуации, конфликтной ситуации с Украиной. И началом, новому этапу отношений между нашими странами. У нас огромная команда у нашего банка каждый день делает свое дело в Украине, во всех регионах. И мы пока приостановили работу в двух регионах, которые сейчас находятся в зоне военных действий. Но надеюсь, как только ситуация стабилизируется, наши люди готовы и могут опять начать работу. Поэтому будем всячески способствовать тому, чтобы ситуация нормализовалась, чтобы ситуация в Украине нормализовалась, и чтобы можно было возвращаться к нормальной, досанкционной жизни.

— Но с той стороны готовность к диалогу сохраняется? Вы ее видите? Я имею в виду украинскую сторону сейчас.

— По бизнесу у нас достаточно конструктивные отношения с Национальным банком Украины и с правительством. Во всяком случае мы не ощущаем на себе каких-то искусственных что ли препятствий, несправедливого отношения. Мы стараемся вести себя максимально добропорядочно и по отношению к нам мы не видим никаких недобросовестных действий.

— Это позитивный сигнал вообще?

— В общем, да.

— Я желаю вам успехов. Большое спасибо.

— Спасибо большое.

Беседу провела ведущая ТК «Россия-24» Эвелина Закамская.

This entry passed through the Full-Text RSS service — if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Добавить комментарий

Сторонняя реклама



СтатьиСтатьи ВСтатьи Г

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Создание Сайта Кемерово, Создание Дизайна, продвижение Кемерово, Умный дом Кемерово, Спутниковые телефоны Кемерово - Партнёры